вторник, 18 октября 2011 г.

Кристиан Диор (Christian Dior)



Кристиан Диор (Christian Dior)
Великий кутюрье, подаривший миру новый образ женщины - изящной и элегантной. Имя Диора — синоним парижской моды, а всё, созданное им, отмечено подлинным вкусом и поразительным предчувствием будущего. 

 
Кристиан Диор родился в семье солидного бур­жуа, владелец фабрики удобрений в Гранвиле, городе на северо-западе Франции. Он рано на­чал интересоваться модой, но мечтал стать художником. Отец, мечтавший видеть сына дипломатом, всё-таки по­такал его увлечениям — финансировал маленькую картинную галерею в Пари­же, куда Кристиан отправился получать Образование бакалавра в школу полити­ческих наук.
Это были времена русских балетов, выставок абстрактного искусства. Жизнь парижской богемы по сути и послужила настоящей «школой» для Диора.
В 1931 г. отец разорился, Молодо­му человеку пришлось самому зараба­тывать на жизнь. Несколько лет он был внештатным иллюстратором в модных журналах, пока не получил постоянное место в журнале мол у Робера Пиге, который был членом Профсоюза высокой моды. Диор всю жизнь оставался благодарен ему за обучение «искусству отказа от ненуж­ных деталей ».
В 1939 г. началась война, Диора призвали в армию, по через год демо­билизовали по состоянию здоровья. Он поехал к отцу и сестре, жившим на юге Франции, и занялся фермерством.
Но вскоре, в 1941 г., Диор вернулся в Париж и. поступил дизайнером к Люсьену Лелонгу. За несколько лет он привнёс очень много нового в стилис­тику Дома. Диору уже было под сорок, когда он, оглядевшись, понял, что его друзья давно добились успеха в жизни. Собрав силу и мужество, он начинает работать самостоятельно. Его творчест­вом заинтересовался богатейший текс­тильный магнат Марсель Буссак. Осо­бенно импонировало ему то, что на одежду будет требоваться огромное количество ткани. Лелонг всячески со­действовал этому предприятию. Собст­венно, он-то и уговорил болезненно за­стенчивого Кристиана воспользоваться финансовой поддержкой Буссака.
12 февраля 1947 г. Дом Диора представил первую коллекцию. Она произвела сенсацию практически во всём мире. Кэрмел Сноу, американская журнали­стка, пишущая о моде, дала коллекции наимено­вание «нью-лук» {англ. new look — «новый взгляд», «новое направление»). Секрет успеха заключался в совершенно новом образе женщи­ны, в корне отличном от мо­ды 40-х гг. Женщины, уста­вшие от тяжёлых времён войны, вновь желали быть женственными, изящны­ми, тем. «слабым полом», которому нужно помо­гать садиться в такси и надевать пальто, не забывая пота­кать его прихо­тям. Кристиан Диор предложил модель с покаты­ми плечами, оси­ной талией и широкими юбками, на которые ухолило до 40 м ткани.
За короткий срок Диору уда­лось получить моральную и фи­нансовую поддержку влиятель­ных лиц, отобрать и обучить манекенщиц, обновить интерь­ер Дома на улице Монтень. Он придумал необычную манеру показа: манекенщицы демон­стрировали туалеты очень теат­рально и в быстром темпе. Каждая мо­дель имела свой девиз.
Кристиан Диор мечтал возродить роскошные наря­ды «прекрасной эпохи». Его идеал, элегантный, не под­властный времени, воплощался в совершенно новом си­луэте. Внутренняя конструкция модели, позволяющая ей даже на вешалке сохранять жёсткую форму, — тайна до сих пор.
В течение нескольких сезонов Диор совершил боль­ше сделок, чем все остальные Дома. У него появилось 25 ателье, где работали 1600 человек, филиалы в Нью-Йорке и других крупных городах мира. Как только дела пошли в гору, он обеспечил служащих комфортом, пита­нием, социальным страхованием. Внешне мягкий, даже робкий, Кристиан Диор обладал незаурядными деловы­ми качествами, прекрасно знал рынок, понимал цен­ность рекламы и, как мечтал его отец, стал хорошим дипломатом в своей сфере.
Однако носить костюмы от Диора оказалось не так просто. Обычное платье вместе с нижними юбками ве­сило около 4 кг, а некоторые вечерние туалеты — 30 кг! Их не удавалось надеть без посторонней помощи, в них нельзя было танцевать. Так что нью-лук Диора можно назвать скорее взглядом в прошлое на фоне тех дейст­вительно новых идеалов, которые выработала мода уже в 20-х гг. Коллеги далеко не всегда были в восторге от диоровских творений. Баленсиага считал работу Крис­тиана Диора с тканями ужасной. Суровее всех была Шанель: «Диор? Он не одевает женщин, он их набива­ет». Тем не менее, при показе каждой коллекции к нему сбегался весь Париж.
Создавая эскизы для очередной коллекции, Диор на несколько дней запирался в рабочем кабинете. Нервы его в этот момент были так напряжены, что прислуга ходила по дому в меховых тапочках. Ассистенты дежурили у дверей кабинета. Наконец появлялся маэстро с грудой эскизов в ру­ках, и они тут же поступали в обработку. Диоровские кол­лекции никогда не строились вокруг одной идеи. Обычно кутюрье выбирают один-два базовых замысла, а затем начи­нают варьировать их в коллекции. Диор же давал свою ли­нию в необычном разнообразии, скромно заявляя, что базо­вых тем у него бывает не больше 12. После строжайшего отбора эскизов утверждались только модели, отмеченные подлинным вкусом и, главное, тем, что могло поразить со­временников, — предвидением будущего. Не случайно вско­ре имя Диора сделалось синонимом парижской моды и оста­ется таковым до сих пор.
Диор прекрасно понимал, для кого он работает: «Жен­щина становится самой привлекательной к 35 годам, когда проходит ее первая молодость, расцветает её ум и она нуж­дается в шике»; «Каждый возраст имеет свой образ в зерка­ле правды. Модельер стремится создавать одежду, отталкива­ясь от самого себя, от своей индивидуальности, он стремится выразить в конкретных формах массовый вкус раньше, чем он окончательно оформится. Своё вдохновение он ищет в путешествиях, в тиши уединения... или работая с тканями». Лучше о философии моды не скажешь.
С появлением стиля нью-лук Париж снова признали столицей моды. Диор был полон творческих идей. Он чув­ствовал, как женщины хотят выглядеть, и предлагал желан­ный им образ в тот самый момент, когда они были готовы его принять.
Чтобы интерес к моде не ослабевал, Диор изобретал новые силуэты каждый год: «Corolle», «Vertieale», «Muguet» и др. В 1954 г. новая линия обозначалась «Н» (от англ. hari­cot vert — «зелёная фасоль»), а журналисты называли ее flat look — «прямой взгляд». Модели этого, второго поколения были примерно одинаковы по ширине в плечах и бёдрах. В 1955 г. была представлена линия «Y». Силуэт напоминал треугольник — вернулись подплечники. Уже после смерти Диора Ив Сен-Лоран показал задуманную вместе с мастером линию «Трапеция», которая через год превратилась в линию «А» — силуэт, равномерно расширяющийся книзу (перекладина буквы А со­ответствовала заниженной талии).
Юбки менялись от узких до пышных, но дли­на их оставалась скромной, всегда ниже колен. Ни один человек не в состоянии искусственно изменить моду. Она изменилась потому, что женщины опять захотели выглядеть женст­венно. Именно поэтому они приняли нью-лук. Эти изменения соответствовали об­щему изменению мироощущения, изменению обшей атмосферы. Моду нельзя навязать», — считал Диор.
Другие модельеры нередко копирова­ли в своих коллекциях диоровские силуэ­ты, особенно А-силуэт, к которому мода в последующие десятилетия неоднократно возвращалась.
Диор никогда не страдал мелким самолюбием, свойственным даже большим знаменитостям. Он восхи­щался Шанель и Вионне. Но и у него имелась маленькая слабость. Диор был суеверен и не предпринимал никаких серьёзных шагов, не посоветовавшись с личной предсказательницей — ма­дам Делахайе. Именно за ней остава­лось последнее слово в решении согла­ситься на предложение Буссака и открыть собственный Дом.
Диор был не только великим кутю­рье, но и прекрасным бизнесменом. Когда он в 1947 г. приехал в Америку для получения «Оскара» в области ди­зайна, то увидел, что этот рынок таит в себе много таких возможностей, о ко­торых не подозревали другие кутюрье. 1949 г. Кристиан Диор изобрёл лицензирование. Он стал продавать право ставить свой фирменный знак, вла­дельцы лицензии должны были либо работать в стиле мастера, либо просто копировать его модели. Как и все крупные кутюрье, Диор наряду с одеждой продавал аксессуары и парфюмерию. Его первыми духами в 1947 г. стали «Miss Dior», затем к ним прибавились «Diorama» в 1949 г. и «Diorissimo» в 1956 г.
Помимо прочего, Кристиан Диор создавал специальные коллекции для зарубежных филиалов. Таким образом, ему приходилось разрабатывать до 1000 моделей в год. Тяжёлый труд не мог не сказаться на состоянии здо­ровья маэстро, его нервная система всё время была перенапряжена. Посторон­ние этого не видели, разве что замеча­ли, что Диор сильно похудел. Вдобавок он хотел пройти ещё и специальный курс похудения. Предсказательница всячески отговаривала его, но впервые в жизни маэстро не послушал её совета и уехал на курорт в Италию. Там в ночь на 24 октября 1957 г. его сердце оста­новилось. Мир моды был потрясён.
Во главе фирмы поставили никому не известного ассистента. Звали его Ив Сен-Лоран. Через три года его сменил племянник Диора Марк Боан, который на протяжении нескольких десятилетии достойно продолжал традиции Дома.
Затем фирму Диора возглавлял Джон Гальяно — очень талантливый английский авангардист, но его рабо­ты имели весьма мало общего с тради­циями и стилем Дома Диора.

Источник: Fashion Bank

0 коммент.:

Отправить комментарий

 

© 2009Rétro-Chic | by TNB